Онкопсихолог — союзник в борьбе за жизнь
Ведение любого бизнеса неизбежно связано со стрессовыми ситуациями.

А стрессы, в свою очередь, приводят к ухудшению здоровья бизнесменов. И как считает целый ряд светил мировой медицины, в том числе к возникновению онкологического заболевания. В последние годы онкологам всё чаще удаётся успешно бороться с раком, они помогают организму больного справляться с болезнью, нередко даже победить её. И, как показывает практика, если в команде с ними работает ещё и онкопсихолог, болезнь сдаётся и отступает гораздо быстрее. Что это за направление такое – онкопсихология — наш корреспондент расспросил сертифицированного специалиста в этой области, клинического психолога, действительного члена Профессиональной Психотерапевтической Лиги Юлию Александровну УСТИНОВУ.

– Юлия Александровна, чем онкопсихолог отличается от просто психолога? – Просто психолог занимается исследованиями психики человека или оказанием психологической помощи психически здоровым людям. А онкопсихология занимается изучением различных психологических факторов, которые влияют на людей с диагнозом «рак». У онкобольных всегда появляется особый взгляд на жизнь, отягощённый тревогой и страхом перед будущим. Играют роль стереотипы, заблуждения, отношение родственников, друзей и коллег к сложившейся ситуации.

– Верно ли утверждение, что стрессы приводят к раку? – Ещё несколько лет назад онкологию относили к психосоматозам и считали, что это психосоматическое заболевание, но сейчас от этого взгляда отказались. Но психологами всё же накоплены данные, что человек до обнаружения заболевания испытал стресс, утрату чего-то значимого в жизни, пережил смерть близких, развод, потерю работы. Я бы выделила другие исследования. Существует психологический профиль онкобольного: это набор личностных черт и качеств, поведенческие паттерны и воззрения – как человек воспринимает этот мир и как он в этом мире адаптируется и проявляется. Например, наработки Французской психоаналитической школы показали, что по тестам можно не только выявить с большой вероятностью заболевание, но и спрогнозировать процесс течения и выздоровления. В течение полувека накоплен опыт группового психоанализа и собраны статистические исследования, которые показывают, что у группы пациентов, которые занимаются с психологами, намного быстрее протекает процесс выздоровления.

– Но ведь часто человек, узнав, что у него рак, просто отказывается от борьбы с этим заболеванием, считая, что всё бесполезно. Особенно, если до установления диагноза он был сильным, решительным, успешным, например в бизнесе. – Да, бывает и такое. Поэтому ко мне чаще всего обращаются родственники онкобольного с запросом, что им делать и как помочь близкому. Что делать, когда любимый человек отказывается принимать лечение? Когда заболевший впал в депрессию или постоянно плачет или проявляет агрессию? Где взять сил для поддержки?

– И что вы им советуете? – Привести своего родственника ко мне на приём. А до этого нужно донести до него, что в наше время рак – не такой уж и страшный диагноз. Медицина не стоит на месте, у современных онкологов накоплен колоссальный положительный опыт лечения. И что ему необходимо пообщаться с онкопсихологом. Да, мы
не лечим тело онкобольного, но эта болезнь затрагивает и душу, а вот её мы можем излечить. Когда у человека появятся знания о возможностях помощи, он сумеет ими воспользоваться.

– И как часто к вам обращаются сами онкобольные? – Сами клиенты обращаются, как правило, уже будучи подготовленными информационно, когда они понимают важность работы с эмоциями, страхами и опасениями, хотят облегчить своё эмоциональное напряжение или найти ресурсы и энергию для выздоровления. Рак очень часто вызывает в человеке экзистенциальные вопросы: « В чём смысл моей жизни? Зачем я тут?», «Почему это случилось именно со мной?» и так далее. Он поднимается над рутинными вопросами жизни и хочет подумать о чём-то важном бытийном. Конечно, я никогда не смогу ответить на эти вопросы за самого спрашивающего, но смогу поддержать его в процессах поиска смысла, побыть рядом, быть сопричастной, без суеты, надоевших лозунгов, призывов поговорить о том, что важно сейчас. И по моему опыту, это и есть самое важное в работе онкопсихолога.

– Спасибо, Юлия Александровна, что, несмотря на большую занятость, нашли время ответить на наши вопросы!
Запишитесь на консультацию
Made on
Tilda